Ссудный процент: тормоз на пути к справедливой экономике

31 Января 2010

То о чем говорится в данной статье в той или иной степени известно специалистам. Несмотря на то, что эта тема обсуждается уже не одно столетие, она до сих пор не вышла из узкого круга заинтересованных лиц и специалистов. Автор делает попытку вывести обсуждение проблем хозяйственного развития на более широкую аудиторию и предложить контуры новой бескризисной социально ориентированной экономики.

Хорошо известно, выход на новые рубежи развития всегда связан с преодолением сформировавшихся в обществе стереотипов и предубеждений, зачастую навязанных обществу исходя из корыстных интересов различных слоев и групп. Именно таким стереотипом является сформированное в обществе мнение об «экономической науке». Ее адепты и представители власти делают все возможное, чтобы убедить остальные слои общества, о ее универсальности, всепригодности и необходимости. Но достаточно более критично взглянуть на историю экономической мысли, как становится очевидным: экономическая наука и политическая пропаганда представляют собой единое и неразделимое целое. Тратить бюджетные деньги на поддержку экономической науки в таком виде, значить содержать идеологических работников существующей власти, зачастую не отражающей интересы и устремления своего народа.

Древнейшим стереотипом навязанным обществу является ссудный процент, без существования которого, как считают нынешние политики-экономисты, невозможна динамично развивающаяся экономика. Этот стереотип самый древний и его развенчание сталкивается с серьезными предубеждениями и, самое главное, вступает в прямую конфронтацию с власть имущими. Многих и очень многих постигла неудача на этом пути, но автор глубоко убежден, что исключение основного источника постоянной инфляции и несправедливого перераспределения денежных средств от бедных к богатым позволит строить более стабильные отношения в обществе.

Исключение ссудного процента из денежного обращения позволяет иначе взглянуть на роль денег в процессе обмена и экономике, совершенно по иному строить финансовую политику регионов и государства в целом. Деньги являются той мерой, в которой выражается большинство экономических концепций. Экономисты пользуются ими так же, как коммерсанты килограммами, а архитекторы метрами. Однако редко подвергается анализу принцип их функционирования или предпринимаются попытки выяснить, почему в отличие от метра или килограмма они не являются постоянной единицей измерения, но изменяют теперь уже почти ежедневно свою стоимость.

Заменить данный механизм, обеспечивающий обращение денег, на более разумный, не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Несмотря на то, что решение данной проблемы известно некоторым специалистам уже с начала ХХ столетия, проверка этого решения стала сейчас более насущной, чем когда-либо, из-за того, что проблемы в области денежной системы накапливаются в последние годы во всем мире с огромной быстротой. В наше время каждый знает, что страны третьего мира никогда не смогут расплатиться с долгами, что положение беднейших слоев населения в высокоразвитых странах мира постоянно ухудшается, а борьба со следствиями только ухудшает положение. Ведущие специалисты в области банковского дела требуют проведения фундаментальных изменений.

Положительная сторона денег не отрицается: деньги чрезвычайно облегчают обмен товаров и услуг в обществе, основанном на разделении труда, что и делает их одним из наиболее гениальных изобретений человечества. Если бы вы, например, жили в деревне, где царит натуральный продуктообмен, и создали бы произведение искусства, то смогли бы обменять его только на гробы и скоро перестали бы заниматься искусством. Итак, деньги делают возможной специализацию и служат, таким образом, основой нашей цивилизации.

Проблема заключается в том, что деньги служат не только для обмена товаров и услуг. Они могут и тормозить его, если они накапливаются у тех, у кого денег больше, чем им нужно и не поступают в обращение. Таким образом, создается своеобразный частный «таможенный пункт», на котором те, у кого денег меньше, чем им необходимо, платят пошлину тем, у кого их больше, чем им требуется.
Для того чтобы пояснить это, можно выделяет четыре основных заблуждения относительно функции денег. Конечно же, в действительности их значительно больше. Рассматриваемые ниже четыре заблуждения являются основными препятствиями на пути понимания конструктивных изъянов современной денежной системы. Вместе с тем они очень важны для понимания тех возможностей, которые открываются для новой денежной системы.

Заблуждение № 1: существует лишь одна разновидность роста
Люди склонны думать, что существует лишь одна разновидность роста, а именно та, которую они знают по собственному опыту. Наряду с ней, однако, существуют и другие, нам они известны меньше.



Рис. 1. Кривая «а» показывает в упрощенной форме динамику роста в природе, которой подвластны и наш организм, и растения, и животные. На ранней стадии жизни мы растем довольно быстро, затем медленнее, а по достижении 21 года, как правило, расти прекращаем. С этого момента, наиболее продолжительного периода нашей жизни, в нас происходят уже не «количественные», а «качественные» изменения, поэтому обозначим эту кривую как кривую «качественного» роста. Но кроме нее, как видно из рис. 1, существуют и две другие, совершенно различные кривые роста. Кривая «б» иллюстрирует механический или «линейный» рост, то есть чем больше станков, тем больше товаров, чем больше угля, тем больше электроэнергии, и т.д.

Важно, однако, понимание кривой «в» для так называемого экспоненциального роста, которую можно назвать прямой противоположностью кривой «а». Для кривой «в» рост вначале очень незначителен, затем, однако, неуклонно возрастает и, наконец, переходит в почти вертикальный количественный рост. Непонимание такой разновидности роста приводит к заблуждению относительно функции денег, приводящему к тяжелым последствиям. За счет взимания процентов и сложных процентов денежные состояния удваиваются через регулярные промежутки времени, то есть они имеют экспоненциальную динамику роста, что и объясняет, почему в прошлом через регулярные промежутки времени возникали сложности с системой денежного обращения, почему возникают они и сейчас. Фактически проценты на кредиты — это рак нашей социальной структуры.



На рис. 2 показан период времени, необходимый для удвоения размера вложенной суммы денег: при взимании 3% годовых для этого понадобится 24 года, при 6% — 12 лет, при 12% — 6 лет.

Даже при 1%, проценты и сложные проценты обусловливают экспоненциальную динамику роста с удвоением через приблизительно 70 лет.
Людям трудно понять всю силу воздействия экспоненциального роста в денежной сфере. Экономистам гораздо труднее понять, чем инженерам или математикам, что экспоненциальный рост разрушителен.

Следующий пример наглядно показывает невозможность продолжительного экспоненциального роста: если бы кто-нибудь вложил капитал в размере 1 пенни в год Рождества Христова с 4% годовых, то в 1750 году на вырученные деньги он смог бы купить золотой шар весом с Землю. В 1990 году он имел бы уже эквивалент 8190 таких шаров. При 5% годовых он смог бы купить такой шар еще в 1403 году, а в 1990 году покупательная способность денег была бы равна 2200 млрд. шаров из золота весом с Землю.

Пример показывает ту разницу, которая обусловлена действием 1% годовых в течение продолжительного отрезка времени. Кроме того, он доказывает, что в длительной перспективе выплата процентов как математически, так и практически — невозможна. Экономическая необходимость и математическая невозможность находятся здесь в неразрешимом противоречии. Сегодня процентный механизм является основной причиной необходимости патологического роста экономики со всеми известными последствиями разрушения окружающей среды.

Решением проблем, возникших вследствие экспоненциального роста денег за счет процентов, является создание такой денежной системы, которая соответствовала бы кривой динамики качественного роста. Это потребует замены процентов другим механизмом обеспечения денежного обращения.

Заблуждение № 2: проценты мы платим только тогда, когда берем деньги под проценты
Еще одной причиной того, что воздействие процентного механизма на нашу денежную систему трудно для полного понимания, является его частичная замаскированность. Большинство людей считает, что они платят проценты только тогда, когда берут деньги в кредит, и, если уплата процентов нежелательна, достаточно просто не брать деньги в кредит.

Но это не так — цена каждого товара, который мы оплачиваем, включает в себя процентную часть. Эта доля колеблется для товаров и услуг, приобретаемых нами в соответствии с величиной затраченного капитала. Ниже приведены примеры, из исследований, проведенных в Германии. Доля издержек оплаты процентов по кредитам (капитальных затрат) в плате за вывоз мусора составляет 12%, для цены за питьевую воду и канализацию доля издержек оплаты процентов составляет уже 38 и 47%. Для платы за пользование квартирами социального жилищного фонда эта доля составляет уже 77%. В среднем доля процентов или капитальных затрат составляет для цен на товары и услуги повседневного спроса 50%.

Итак, если бы мы устранили проценты и заменили их на более совершенный механизм, то теоретически большинство из нас стало бы как минимум вдвое богаче или же нам нужно было бы работать для поддержания нашего теперешнего уровня жизни только половину рабочего времени.

Заблуждение № 3: Современная денежная система служит всем в одинаковой степени
Третье заблуждение относительно нашей денежной системы может быть сформулировано следующим образом: поскольку каждый должен платить проценты, когда берет деньги в кредит и покупает товары и услуги, поскольку каждый получает проценты при хранении денег в банке, современная денежная система оказывает на всех одинаковое положительное (или отрицательное) воздействие.
Но и это неверно. В действительности между теми, кто выигрывает при такой системе, и теми, кто платит, существует огромная разница.



На рис. 4 представлено сопоставление получения и платы процентов для 10 одинаковых по численности групп населения Германии. Выясняется, что первые 80% населения больше платят по процентам, чем получают, 10% получают несколько больше, чем платят, а последние 10% получают в два раза больше, чем платят. Это в совокупности и есть та часть, которую потеряли первые 80% населения. Этот факт превосходно объясняет сущность механизма, может быть, самого важного, позволяющего богатым становиться все богаче, а бедных делающего все беднее.

Проценты как средство обеспечения оборачиваемости денег являются в рамках современной денежной системы средством скрытого перераспределения денег, основывающегося не на трудовом участии, а являющегося результатом того, что кто-либо может мешать развитию свободного рыночного хозяйства, то есть обмену товаров и услуг путем придерживания средств обмена, даже получить за это вознаграждение. Таким образом, по иронии судьбы происходит отток денег от тех, кто имеет их меньше, чем ему нужно, к тем, у кого денег больше, чем им нужно. Это другая, значительно более хитроумная и эффективная форма эксплуатации, чем та, которую пытался устранить Маркс. Он был, безусловно, прав, указывая на наличие в сфере производства источника «прибавочной стоимости». Распределение «прибавочной стоимости», однако, происходит в значительной доле — в сфере циркуляции денег. Сегодня, в конце длительного периода экономического роста и отделения денег от золотого стандарта, это видится значительно более ясно, чем во времена Маркса. Конец будет характеризоваться тем, что все большие суммы денег будут концентрироваться в руках все меньшего числа индивидуумов и фирм. С 1980 года прибыль от спекуляции деньгами в мировом масштабе более чем удвоилась. В одном лишь Нью-Йорке ежедневная сумма обмена валюты увеличилась с 1980 по 1986 год с 18 до 50 млрд. долларов. По оценкам Международного банка реконструкции и развития, сумма денежных операций в мировом масштабе в 15–20 раз(!) превышает ту сумму, которая практически необходима для ведения торговли, то есть для товарообмена.

Механизм выплаты процентов и сложных процентов не только приводит в действие механизм патологического развития экономики и денежной массы, но и действует, как пишет Дитер Зур, против законных прав индивидуума в большинстве стран. Если конституция гарантирует одинаковый доступ индивидуумов ко всем государственным услугам, а денежная система может рассматриваться в качестве таковой, то положение, когда в рамках этой системы 10% населения постоянно получают больше, чем платят, за счет других 80% населения, которые соответственно меньше получают, чем платят, является незаконным.

Может сложиться впечатление, что изменение нашей денежной системы будет служить интересам «только» 80% населения, которые в настоящее время платят больше, чем это следовало бы в соответствии с их справедливой долей. Однако, как будет показано в дальнейшем, это решение принесет пользу всем, на длительную перспективу даже тем, кто получает преимущества от современной больной системы.

Заблуждение № 4: Инфляция является неотъемлемой частью любой свободной рыночной экономики
Четвертое недоразумение касается роли инфляции в нашей экономической системе. Большинство людей считает инфляцию почти естественной вследствие того, что в мире нет ни одной капиталистической страны со свободным рыночным хозяйством без инфляции. Рассмотрение динамики развития различных экономических показателей в Германии, позволяет распознать фактор, тесно связанный с инфляцией. В то время как федеральные доходы, валовой национальный продукт, а также заработная плата выросли с 1968 по 1982 год «только» в три раза (300%), то процентное бремя выросло более чем в 11 раз (1160%). Тенденция становится понятной — долги и проценты по кредитам в народном хозяйстве растут быстрее, чем доходы, что рано или поздно должно привести к коллапсу, даже в высокоразвитых странах. Проблема в том, что лишь очень немногие распознали признаки болезни денежной системы и еще меньше знают рецепт излечения. Ведь до настоящего времени никому не удалось создать здоровой и устойчивой денежной системы.

Немногие осознают, что инфляция действует как другая (скрытая) форма налогообложения, применяя которую, правительство имеет возможность справляться с самыми сложными проблемами растущей задолженности. Очевидно, что необходимый уровень инфляции должен быть тем выше, чем больше разрыв между национальным доходом и задолженностью. Правительство может снижать свою задолженность, разрешая эмиссионным банкам печатать деньги. Обесценивание больнее всего бьет по тем людям, которые не смогли вложить свое состояние в «инфляционностойкую» земельную собственность и т.п., а не по тем, кто принадлежит к небольшой группе населения с наивысшими доходами.
Специалист по истории экономики Джон Л. Кинг проводит параллель между инфляцией и выплатой процентов для «кредитного мыльного пузыря США». В 1988 года он писал: «До настоящего времени я удовлетворялся тем, что писал о процентах, как о важнейшей причине повышения цен, так как они в скрытой форме присутствуют в ценах на все вещи, которые мы приобретаем, однако эта мысль, хотя и правильная, до сих пор не получила действительного признания. 9 биллионов долларов внутреннего долга США дают при 10%, 900 миллиардов долларов, оплачиваемые за счет повышения цен, что точно соответствует 4%-ному повышению цен, которое „эксперты“ называют инфляцией. Я всегда рассматривал проценты и сложные проценты как невидимую машину разрушения, которая как раз сейчас работает особенно усердно. Мы должны попытаться освободиться от всего этого бессмысленного финансового безумия».
За последние 33 года частная и общественная задолженность выросла в США на 1000% (!), при этом большая часть приходится на частных заемщиков. Правительство использовало все средства, чтобы постоянно подстегивать этот рост: гарантии при размещении процентов, дотирование ипотечных ставок, низкие первые взносы при покупке недвижимости и товаров народного потребления, облегчение условий при предоставлении кредитов, преимущества в налогообложении, вторичные рынки, страхование платежей и т.д. Вследствие быстрого экономического роста, следующего за экспоненциальным ростом денег, социальные последствия некоторое время остаются незаметными. Порочный круг, который тоже крутится все быстрее, называется так: больше инфляции, больше социальной несправедливости и все более разрушительное воздействие на окружающую среду. Итак, многие факторы свидетельствуют в пользу замены данного разрушительного финансового процентного механизма на другие средства обеспечения денежного обращения.

Проценты, однако, являются не единственным фактором, вызывающим инфляцию. Истощение сырьевых ресурсов (как во времена нефтяного кризиса), непомерные расходы на вооружение или войны (например, в странах Ближнего Востока) могут также приводить к усилению инфляционных тенденций. Однако в обычных условиях при проведении эмиссионным банком разумной политики в области денежной системы, отказ от процентов как средства обеспечения обращения денег привел бы к устранению важного фактора постоянной инфляции.

В данной статье описана только верхняя часть айсберга данной очень сложной и «запретной» темы как негативное влияние ссудного процента на экономику и общество.

Ибрагимов Ренат Ильфатович
Em203@mail.ru
Поделиться ссылкой:
Время намаза на 18.09.2019

00

:

00

:

00

Фаджр — 04:46
Восход — 06:25
Зухр — 12:42
Аср — 16:04
Магриб — 18:58
Иша — 20:31

Расписание на месяц

Фаза луны
18 лунный день
Стареющая Луна
Видимость: 83.08%
Один аят из Корана

«Бойтесь того дня, когда вы будете возвращены к Аллаху. Тогда каждый человек сполна получит то, что приобрел, и с ними не поступят несправедливо.»

Аят 281, Сура 2 «Аль-Бакара»