Круглый стол на тему «Нужны ли Ульяновску мигранты?»

22 Февраля 2013

14 февраля в редакции «Делового обозрения» прошло заседании круглого стола на тему:

«Нужны ли Ульяновску мигранты?»

Эти и другие вопросы обсудили участники круглого стола:
— Николай Васин, политолог;
— Евгений Гамазин, исполнительный директор Регионального объединения работодателей «РСПП»;
— Елена Нафеева, начальник отдела трудовой миграции Министерства труда и социального развития Ульяновской области;
— Вадим Овейчук, директор по персоналу ЗАО «Авиастар-СП»;
— Елена Страхова, начальник отдела персонала компании «Гулливер»;
— Владимир Тихонов, замначальника УФМС России по Ульяновской области;
— Жемель Хайруллов, заместитель муфтия ЦДУМ УО;
— Дмитрий Шикунов, генеральный директор ООО «Строй диалог».

Трудовая миграция — явление для нашего региона не новое. В советское время на УАЗе, на «Элеганте» работали приезжие из Вьетнама. Насколько нуждается Ульяновская область в трудовых мигрантах сегодня? Не происходит ли трудоустройство приезжих в ущерб местным жителям? (По статистике, сегодня реальную конкуренцию с приезжими из Средней Азии ощущают почти 18% россиян).

«ДО»: Действительно ли наш регион нуждается в приезжей рабочей силе?

Владимир Тихонов:

— Основной приток иностранных граждан в наш регион происходит из Узбекистана (в 2012 году на миграционном учете состояло 2800 человек), на втором месте — Таджикистан (порядка 800 человек). Вьетнамцев стало прибывать меньше, чаще всего они осуществляют трудовую деятельность в сфере торговли. Зарегистрировано в регионе 30 китайцев, в основном, они работают поварами в специализированных ресторанах.

Доля иностранных работников среди экономически активного населения Ульяновской области — всего 0,05%. По статистике, на территорию нашего региона ежегодно приезжает порядка 22 тысяч иностранных граждан. Основные цели прибытия — частные цели и трудовая деятельность. В 2012 году УФМС выдала иностранным гражданам, прибывшим в безвизовом режиме из ближнего зарубежья, 6 тыс. патентов для осуществления трудовой деятельности у физических лиц и 2,5 тысячи разрешений на работу у юрлиц и индивидуальных предпринимателей. Разрешения выдаются только тем компаниям, которые участвуют в заявочной кампании, заранее заказывают квоту на использование иностранной рабочей силы.

Два года назад в миграционном законодательстве произошли изменения, были введены патенты — для того, чтобы легализовать нелегальных трудовых мигрантов. Те, кому выданы патенты, имеют право работать только у граждан РФ в личных целях, не связанных с коммерческой деятельностью. Например, в личном хозяйстве, на строительстве или ремонте частного дома. Цена патента — тысяча рублей в месяц, наша миграционная служба только по этому направлению в прошлом году перечислила в бюджет 27 млн. рублей.

— Елена Нафеева:

— Наш Департамент занятости населения, с января мы входим в структуру Минтруда и соцразвития Ульяновской области, является тем уполномоченным органом, который работает с предприятиями, привлекающими иностранных работников. Если говорить о заявительной компании по квотированию, то в 2010 году было подано от работодателей почти 12 тысяч заявок, в 2011 году — 10 тысяч. На 2013 год мы собрали по региону и утвердили квоту в пределах шести тысяч иностранных работников.
Но подчас позиция работодателей такова: закажем на всякий случай, а там посмотрим, воспользуемся или нет. В результате, реально привлекают иностранных работников всего лишь на 20-30 процентов от квоты.
На сегодняшний день легально работают без патентов 1800 иностранных граждан. Поэтому говорить о том, что они вытесняют ульяновцев с рынка труда, однозначно нельзя. У нас в области вакансий в три-четыре раза больше, чем официально зарегистрированных безработных граждан. Естественно, наши работники выбирают компании, где лучше условия труда, выше зарплата. .

Николай Васин:
— Я сравнивал цифры: за последние годы резкого скачка приезжих в Ульяновской области не отмечается. Наш регион сегодня не является привлекательным для приезжих, но ситуация может измениться. Вот «лег на бок» Ташкентский авиазавод, и логика такова, что квалифицированным рабочим, инженерам ТАПОиЧ целесообразно будет переехать в наш регион, если для них будут созданы соответствующие условия. В этом случае Ульяновск может стать одним из первых городов, в котором квалифицированная рабочая сила будет занимать достойное место на фоне общей миграции.

Вадим Овейчук:
— 36 лет назад, когда создавался УАПК, в его строительстве и оснащении принимали участие все регионы Советского Союза, и состав персонала был многонациональным. Из их числа было много приезжих из Ташкента. Сегодня ташкентское авиационное предприятие проходит финальную стадию банкротства, и нам хотелось бы воспользоваться этой ситуацией. На ЗАО «Авиастар-СП» работает несколько квалифицированных специалистов из ТАПОиЧ — технологи, конструкторы, руководители, некоторые из них уже получили гражданство. Мы обеспечили их жильем, достойной зарплатой. Хотелось бы, чтобы таких работников было больше. И хотя все они — этнические русские, возникают большие проблемы в получении российского гражданства.

Наше предприятие находится в стадии развития, в ближайшее время нам необходимо будет «прирасти» по численности персонала примерно в два раза. Как вариант, рассматривается возможность привлечения порядка 500 специалистов с ташкентского авиапредприятия. Но в этом случае нам нужна поддержка не только на региональном, но и на федеральном уровнях. Существует же программа переселения соотечественников в Россию, где включается упрощенная схема получения гражданства. Ею, например, успешно пользуется Калининград. И это не будет вытеснением местных работников с рынка труда, сейчас безработица в Ульяновске одна из самых низких в ПФО. Конкуренция среди работодателей высокая, это показывает и рост заработной платы по прошлому году — на уровне 15% в промышленном секторе. И эта тенденция точно будет сохраняться в ближайшие годы. Квалифицированных специалистов не будет хватать, поэтому, безусловно, их нужно привлекать со стороны.

Евгений Гамазин:
— Резкого скачка числа трудовых мигрантов в области за последнее время, действительно, не наблюдается. Но мне хочется сказать вот о чем. Недавно на железнодорожном вокзале в Ульяновске я видел такую картину: поезд «Набережные Челны — Адлер» полностью набит ульяновскими гражданами. Наши специалисты едут в Татарстан, в Сочи... В Сургуте много ульяновцев работает вахтовым методом. Потому что, несмотря на рост заработной платы в регионе, ее уровень на ульяновских предприятиях все-таки низковат. Кроме того, от нас уезжают специалисты, не востребованные в нашем регионе. В том же Татарстане развит нефтегазовый комплекс, если бы нам эту категорию работников привлечь на рынок труда, региону нужно было бы еще меньше трудовых мигрантов. Николай Васин: — Миграция — естественный процесс. От нас уезжают в Москву, из Москвы — в Европу, из Европы — в Америку. Но когда из региона уезжают тысячи молодых людей, такая ситуация, безусловно, является настораживающей.
Вадим Овейчук:
— Считаю, что на процесс миграции молодежи из Ульяновска повлияло введение системы ЕГЭ. Крупные центры — Москва, Санкт-Петербург, Самара всех наших ребят с высоким баллом по ЕГЭ просто, как «пылесосом вытягивают». В результате в области остаются те, у кого балл по ЕГЭ на уровне 200 и ниже. Получается, что создана система межрегиональной «утечки мозгов». Способные, умные ребята после окончания учебы, безусловно, останутся жить и работать в мегаполисах, в Ульяновск вернутся единицы. Это пугающая ситуация.

Дмитрий Шикунов:
— Нашему предприятию исполняется десять лет. Начинали с небольшого цеха по производству бордюрного камня, брусчатки, постепенно развивались, на территории Ульяновского района создали серьезное предприятие, увеличили номенклатуру изделий, организовали производство бетона и раствора. Столкнувшись с проблемой кадров, вместе с администрацией Больших Ключищ пытаемся привлечь рабочих. Но, несмотря на то, что средний уровень зарплаты на нашем заводе выше среднего по области, среди местного населения желающих работать особо нет. Жителей поселка в нашем коллективе — менее 30%.

Что касается гастарбайтеров, то мы их привлекаем на втором этапе, на работах с готовой продукцией в сфере благоустройства (укладка брусчатки, установка бордюрного камня и т.д.). Свою бригаду в течение всего календарного года держать невыгодно: работа по благоустройству — сезонная. Но если еще лет пять назад услуги гастарбайтеров стоили в два раза дешевле, чем бригады из местных работников, то сегодня цена на рынке — одна и та же, и торговаться бесполезно. Тем более, альтернативы нет. И гастарбайтеры это прекрасно понимают. В плане качества услуг мигранты — люди работоспособные, ответственные. Они сами заинтересованы в качественной и быстрой работе, чтобы быть востребованными на нашем рынке труда.

Жемель Хайруллов:
— Вырыпаевская мечеть — одна из самых посещаемых и активных в Ульяновской области, у нас большой процент прихожан, как говорят в народе, «не коренных мусульман». Кто-то из них является гражданами РФ, а кто-то — нет. Мы стараемся сделать все возможное для того, чтобы мигранты интегрировались в нашем обществе, помогаем им решать вопросы: социальные, жилищные, с трудоустройством и т.д. Мигранты порой сталкиваются с недобросовестными работодателями, которые не выплачивают зарплату за выполненную работу, решаем и эти проблемы.

Мы видим, как востребованы специалисты в области строительства, у них на месяцы вперед расписаны заказы. Даже для строительства новой мечети мы приглашали трудовых мигрантов. Привлекают их и в деревообрабатывающей отрасли, предприниматели, арендующие делянки, нанимают неприхотливых работников. Местное же население не очень любит тяжелую работу, а молодежь наша и приезжая — вообще как небо и земля. Наши предпочитают быть менеджерами, экономистами, физический труд, к сожалению, вне почета.

Появляются мнения — вообще запретить миграцию, закрыть границы. Но это недальновидно и просто невозможно. Это может только откинуть назад развитие нашего региона, а если мы боремся за его инвестиционную привлекательность, то будет необходим и рабочий ресурс. Мы теряем свои ресурсы, отток преобладает над притоком в пределах 6 тыс. человек в год, и, к сожалению, от нас уезжает наиболее активная часть населения. Нам регион своими силами не поднять, хотим мы этого или нет, а придется задействовать мигрантов. Разумеется, хотелось бы, чтобы миграция состояла не только из таких специальностей, как строитель, дорожник, чернорабочий, но и из высококвалифицированных кадров (инженеры, технологи и т.д.). Но для них нужно создавать особые условия.

«ДО»: Насколько реально решить проблему кадрового дефицита в регионе за счет привлечения гастарбайтеров?

Владимир Тихонов:
— Мигранты из ближнего зарубежья, как правило, заняты на низкоквалифицированном труде. Например, в Вешкайме на кирпичном заводе есть такие участки, где нужно копать траншеи, носить кирпичи, российские граждане там работать не хотят. Возникает даже нехватка иностранной рабочей силы. Приезжих работников привлекают на стекольном предприятии в Красном Гуляе, на строительстве гостиницы «Хилтон». В нашем регионе мигранты трудятся, в основном, в строительстве (порядка 70%), в сфере услуг (около 20%), остальные — это сфера услуг, связь и бытовое обслуживание. Что касается экспатов, то на территории области зарегистрировано 13 высококвалифицированных специалистов, а непосредственно осуществляют трудовую деятельность только шесть человек. Они получают более 2 млн. рублей в год.

Елена Страхова:
— Безусловно, дефицит кадров в ульяновских торговых сетях есть: наша отрасль — достаточно емкая в плане человеческих ресурсов, автоматизация процессов в магазинах минимальна. Наша сеть — весьма крупная, за прошлый год мы значительно приросли, тем не менее, в иностранных гражданах не нуждаемся. Мы используем внутриобластных мигрантов, у нас работают жители Ишеевки, Лаишевки, других окрестных сел. Это определенное решение вопроса. Но проблема кадрового голода будет усугубляться. Это связано и с демографией, и с тем, что выпускников средних и начальных профессиональных учебных заведений становится все меньше, да и из тех, что есть, не более 10%, получив диплом, идут работать.

Евгений Гамазин:
— Во всем мире используется труд мигрантов, это сокращение издержек на фонде оплаты труда. К сожалению, многие работодатели пользуются «черными» и «серыми» схемами, уходя от высоких налогов. Еще пять лет назад узбеки, таджики работали в супермаркетах уборщиками, грузчиками, сейчас они уже — продавцы, начальники секций, трудятся на более серьезных должностях. Москвичи не хотят идти работать в торговые сети, это тяжелый труд, выходящий за рамки восьмичасового рабочего дня. В нашем регионе наблюдается дефицит работников во многих отраслях, например, не хватает водителей трамваев.

Елена Страхова:
— Недавно я была в Москве на совещании Союза независимых сетей. Для всех без исключения — региональных ли игроков, московских — главный вопрос — дефицит кадров. Увидела, как по-разному решается эта проблема. Например, в одной из крупных столичных сетей привлекают граждан из Узбекистана, Таджикистана, которые работают продавцами, кассирами, грузчиками. В другой розничной московской сети трудятся только россияне, причем, порядка 30% — жители Ульяновской области. Вот они, наши «потерянные» кадры, вот этот вопрос для нас актуален. Примечательно, что там они получают порядка 22-25 тысяч рублей, мы же платим новичкам 14-15 тысяч, а опытные квалифицированные продавцы и кассиры зарабатывают 17-18 тысяч за 15 рабочих дней.

«ДО»: Какие проблемы повлек за собой приток мигрантов в Ульяновскую область?

Владимир Тихонов:
— В России существует острая проблема с незаконной рабочей силой, но не в Ульяновской области. Наша миграционная служба регулярно проводит контрольно-надзорные мероприятия по всем сферам деятельности — на предмет использования незаконной рабочей силы. Ни одного незаконного иностранного гражданина в ульяновских торговых сетях мы не обнаружили. В других городах широко используют мигрантов в качестве водителей маршрутных такси, в ходе операции «Маршрутки» мы проверяли всех выезжающих на маршрут, и также не выявили иностранных граждан. Да, есть работники неславянской национальности, но они граждане России. Но тенденция такова, что водителей не хватает. И в будущем, возможно, трудовые мигранты будут в данной отрасли востребованы.

Николай Васин:
— Социологи отмечают: когда приезжих менее 8%, это смотрится как экзотика, когда их 12% — начинаются трения, когда 15 — провоцируется межнациональная конфликтная ситуация. С чем мы можем столкнуться в ближайшее время? С большим притоком иностранной рабочей силы, опыта работы с которой мы не имеем — из стран дальнего зарубежья. С этой проблемой уже столкнулись на востоке нашей страны, и нам тоже нужно иметь в виду эту тенденцию, быть к ней готовыми. Пока же настораживающих факторов, связанных с мигрантами, в нашем регионе не просматривается.

Владимир Тихонов:
— Президентом России подписана концепция миграционной политики до 2025 года, вступил в силу 185-й закон, который обязывает при получении разрешений на работу предоставлять сертификаты гособразца на знание русского языка. Без этого документа миграционная служба выдавать разрешения на работу в сфере ЖКХ, торговли, бытового обслуживания, не будет.

Вопросы интеграции мигрантов актуальны и для нашего региона. Совместно с администрацией Ульяновской области мы создали центр правовой поддержки и социальной адаптации мигрантов, где проводят занятия по русскому языку, истории России, на знание законодательства РФ. В регионе создан общественно-консультативный совет, куда входят руководители основных диаспор, зарегистрированных на территории региона. С руководителями диаспор мы работаем и по профилактике правонарушений, в прошлом году наблюдался рост преступлений, не только совершенных иностранными гражданами, но и в отношении иностранцев. Тем не менее, если сравнивать с общим количеством преступлений, совершенных в области, то доля их невелика — порядка 3%.

Николай Васин:
— Диаспоры — мощный инструмент для того, чтобы держать под контролем массу приезжающих к нам граждан, оказывать им помощь. Опасность может возникнуть тогда, когда будут приезжать представители дальнего зарубежья. В Приморье, например, китайские диаспоры очень закрыты, они неохотно идут на контакт. Причем за ними следует их криминалитет. Нам надо учитывать негативный опыт западноевропейских стран — не допускать компактного проживания мигрантов. Нежелательно, чтобы рядом жили представители враждующих народов.

«ДО»: Каким вы видите региональный рынок труда в ближайшие годы?

Елена Нафеева:

— Ежегодно из области выезжают порядка 16 тысяч человек, а приезжают к нам — десять. Нужно сделать все для того, чтобы избежать в будущем этого дисбаланса. Что касается мигрантов, то затраты на них по линии Минтруда РФ будут только увеличиваться. Недавно я вернулась с совещания по программе «Соотечественники», она становится бессрочной. Когда ее внедряли в сорока регионах, у нас была отсрочка. Сейчас наш регион добровольно решил в ней участвовать, эта программа подразумевает добровольное переселение жителей Ульяновской области из-за рубежа, в том числе, квалифицированных кадров. И мы должны предоставить переселенцам достойные условия.

Владимир Тихонов:
— Ситуация с мигрантами в нашей области стабильная, мы ее держим под контролем, и в ближайшее время серьезных скачков здесь не предвидится. Приток трудовых мигрантов в дальнейшем будет зависеть от развития нашего региона, от реализации инвестпроектов. Но чтобы инвесторы активнее приходили в наш регион, необходимо, чтобы Ульяновская область обладала неким потенциалом рабочей силы, в том числе, из числа мигрантов. Мы, конечно, заинтересованы, чтобы это были не временщики, чтобы они переселялись к нам семьями, соответственно, серьезней бы относились к своей работе, к территории проживания.

Николай Васин:
— Хочу сказать о проблеме, с которой мировое сообщество столкнется в ближайшие 30-40 лет. Самая страшная миграция — экологическая, когда Голландия будет уходить под воду, Африка — превращаться в пустыню.... Нам не дадут безмятежно существовать на наших территориях. В России много земли, и нам надо привлекать мигрантов с высокими технологиями, например, голландских фермеров, которые достигли значительных результатов в агротехнике.

Евгений Гамазин:
— Я присутствовал на совещаниях, где наш губернатор поставил задачу — до 2020 года увеличить численность жителей Ульяновской области до 3 млн. человек, в том числе, за счет трудовых мигрантов. Если к этой цели идти серьезно, то можно добиться хороших результатов. Считаю, что трудовая миграция — вещь положительная, она пойдет на пользу нашей экономике. Но не стоит забывать и о жителях Ульяновской области. Чтобы они не уезжали в другие регионы, необходимо уровень заработной платы на наших предприятиях сравнять с общероссийскими показателями.

Николай Васин:

— Если мы хотим, чтобы наш регион достиг хотя бы уровня 2-2,5 млн. человек, нам надо выбирать стержневую идею, например, «авиационная столица». Когда «Авиастар» будет обрастать смежными предприятиями, к нам поедет квалифицированная рабочая сила, вернутся люди, которые уехали из Ульяновской области в Москву и другие регионы, и наша молодежь, получив хорошее образование, будет способна найти себя на родине.
И еще важный момент. Мы себя позиционируем, как культурную столицу. Пока же у нас очень узкая культурная среда: всего один классический театр, нет ни нормального цирка, ни зоопарка. Между тем, регион станет привлекательным для проживания лишь тогда, когда у человека будет возможность не только работать и получать хорошую зарплату, но и достойно отдыхать. Так что в наших интересах создавать такие условия, чтобы наша молодежь, наши умы оставались здесь.

Круглый стол вела
заместитель главного редактора журнала «Деловое обозрение» Татьяна Задорожняя
www.uldelo.ru


Поделиться ссылкой:
Время намаза на 17.08.2018

00

:

00

:

00

Фаджр — 03:44
Восход — 05:30
Зухр — 12:52
Аср — 16:51
Магриб — 20:14
Иша — 21:52

Расписание на месяц

Фаза луны
6 лунный день
Растущая Луна
Видимость: 33.15%
Один аят из Корана

«Совершайте намаз и выплачивайте закят. Все то доброе, что вы предварите для себя, вы найдете у Аллаха. Воистину, Аллах видит то, что вы совершаете.»

Аят 110, Сура 2 «Аль-Бакара»